Подростковый возраст

Подростковый возраст – время кризисов, перестройки социальной, физиологической и психологической. Возраст опасных вызовов и больших возможностей.

Высокий уровень напряжения, нередко переживаемый подростками одним дает возможность осознать себя и свое место в мире, а других приводит к самоубийству.

Известно, что подросткам не чужда борьба. Им как никому другому мир видится несовершенным, им хочется изменить его. И тут возможна либо дорога прогресса, цель которой – привнести в мир больше доброго, важного, исходя из собственных ценностей. Либо дорога деструктивная, ложная. Ее смысл – борьба с миром, отказ от сотрудничества, критика окружающих и самоедство. По этой дороге можно прийти если и не к самоубийству, то по меньшей мере к изоляции и потере смысла жить в таком обществе и мире.

Главная причина обдуманного самоубийства – невозможность найти свое место в мире.

Подростковый возраст ставит проблему выбора – своей профессии, своей группы, своего места.  По Э. Эриксону возрастная задача – решение кризиса идентичности против смешения ролей. Самый острый вопрос, который ставит перед собой подросток – “Кто я?”. Подросток ищет себя – через компании, хобби, через бросание вызова ограничениям. Стремясь понять, “способен ли я”, он может подвергать себя реальным опасностям для того, чтобы получить этот опыт – проживания своей уникальности и понимания каким он является.

В других людях – в друзьях, взрослых, педагогах подросток нуждается как в зеркалах, в которых он может отразиться и увидеть себя с разных ракурсов. И снова понять, какой он. Он увидит себя во многих ситуациях с разными людьми, с которыми играет разные роли. Отразившись во множестве зеркал, теперь подросток нуждается в том, чтобы собрать свою идентичность. И ответить на вопрос “Кто я?”. В этом случае он способен познать себя и шагнуть дальше – к задачам уже взрослого возраста.

В то же время подросток переживает непростой период трансформации прежних отношений – в первую очередь в семье. Меняется он сам – ведь интеллектуально подростки уже дозревают до уровня взрослых, однако личностное и эмоциональное развитие его еще далеко не зрелое. Находясь на полпути к себе взрослому, но еще недалеко отойдя от себя ребенка, подросток не понимает, как ему выстраивать отношения теперь. Чаще всего конфликты вызываются ростом амбиций подростка, который требует новых свобод, но не готов брать новую ответственность.

В консультировании детско-родительских пар проблемы подросткового возраста можно рассмотреть как обоюдный танец вокруг границ: подросток “отдаляется” от родителя, но испытывает тревогу и неуверенность и возвращается. Снова чувствуя невыносимое для себя давление со стороны родителя, которое он воспринимает как чрезмерный контроль и посягательство на свою свободу, он снова отдаляется. И этот процесс может идти долго, часто изматывая обе стороны.

От проблем подросткового возраста в первую очередь страдают родители авторитарные, которые рискуют получить настоящий бунт. Их запрос на консультации часто выглядит как просьба помочь найти управу на ставшего вдруг непокорным ребенка.

Но вернуть ребенка обратно в детский возраст не получится, остается научиться по новому выстраивать отношения с ним. И это процесс также обоюдный и предполагает новые правила, новые границы, а в первую очередь взаимное уважение.

Семья и ее реакция на смерть

Невозможно представить человека вне системы социальных отношений, в которую он вписан. В первую очередь система взаимоотношений начинается с его собственной семьи, и мы рассмотрим, как смерть влияет на семейную систему.

Согласно одному из современных подходов в семейной терапии поведение человека в семье в большей степени управляется автоматическими инстинктивными эмоциональными силами, нежели интеллектом. Основная часть интеллектуальной деятельности расходуется на то, чтобы объяснить и оправдать свое поведение, управляемое комплексом инстинктов, эмоций и чувств. Для описания смерти как феномена семейной жизни мы рассмотрим концепцию «открытых» и «закрытых систем».

Смерть является одной из самых табуированных тем, так как ничто другое не вызывает такого роста тревоги.

К сожалению поэтому большинство людей умирает наедине со своими мыслями,  и не могут поделиться с другими. Происходит это во-первых из-за распространенного отрицания смерти как способа совладания с собственным страхом. Во –вторых этому способствуют закрытые отношения. Люди не могут сообщить свои мысли, потому что не хотят огорчать семью и других людей.

Вокруг смертельно больного существуют по крайней мере 3 закрытые системы коммуникаций.
Первая действует внутри него самого. При приближении смерти возникают особые ощущения, которыми они не делятся с другими.

Вторая – его семья. Семья получает информацию от врача, дополняет ее информацией из других источников, расширяет, искажает и интерпретирует в домашних разговорах. Семья готовит свое заключение для больного таким образом чтобы избегать его тревожной реакции.

Третья – врач и медицинский персонал. Эта система коммуникаций основана не только на медицинских показаниях, но также формируется под влиянием эмоциональных реакций и реакций по отношению к семье.

Ситуация усложняется в том случае, если закрытая система коммуникаций в медицинской среде сталкивается с закрытыми семейными системами – в этом случае тревога усиливается.

Существует так называемся «волна эмоциональных потрясений» – это сеть скрытых «подземных» толчков, которые могут произойти в любом звене расширенной семьи (тети, дяди, бабушки и дедушки) в течении месяцев и лет после серьезного эмоционального события в семье.

Наиболее часто это наблюдается после смерти значимого члена семьи. «Волна» действует скрытно. И зачастую связь между событиями не осознается членами семьи.

Еще в 50х годах прошлого века было выявлено,  что после серьезной болезни или смерти значимого члена семьи у нескольких других членов расширенной семьи на протяжении определенного интервала времени происходит серия важных жизненных событий. Сначала это сочли совпадением, но подобный феномен проявлялся у достаточно высокого процента семей.

Симптомом в «волне потрясений» может быть любая человеческая проблема – весь спектр физических заболеваний (от участившихся простуд до проявлений хронических болезней)
Эмоциональные проявления – от слабой депрессии до фобий и психотических эпизодов.

Также возможны социальные дисфункции – алкоголизм, проблемы обучения или в бизнесе, аборты или появление внебрачных детей, несчастные случаи и проблемы поведения.

Приведу пример из практики работы с семьей в качестве иллюстрации.

 

На приеме мальчик 5 лет. Привела мама.  Три года назад внезапно скончался отец. для всей семьи это было внезапно и неожиданно и вызвало шок, но мальчик особенно остро переживает горе. Не может сконцентрироваться на задаче, внимание его слишком подвижно, перескакивает с одной мысли на другую, не может сосредоточиться, очень эмоционален, плаксив. а главное, с чем обратилась мать – он разговаривает  с отцом как будто он присутствует.

NuJVx9qQ-44

Прошу его поиграть в игру с доской и человечками (тест Геринга), и он расставляет по моей просьбе членов своей семьи, начиная с папы. Себя, конечно, ставит рядом с ним.

Работа с семьей, переживающей горе, особенно тяжелую потерю близкого – это работа не только с одним ее членом (в данном случае младшим ребенком). У каждого человека в той семье была своя глубокая реакция на уход отца. И каждый по своему “не отпускал” его, но только младший ребенок делал это настолько буквально, что стал носителем симптома.

В процессе работы со всей семьей конечно появились изменения и у младшего ребенка. Он стал более спокойным, сосредоточенным и когда я второй раз предложила ему поиграть с доской он поставил сначала себя, потом схватил импульсивно фигурку, которую назвал “папа”, но тут же проговорил: ” А нет, папа на небе”, и отложил ее за доску. И дальше расставил остальных членов семьи.

История этой семьи иллюстрирует и “волну потрясения”, – в течении года после смерти отца старшая дочь в семье беременеет и вскоре выходит замуж.

Члены семьи избегали разговоров о случившемся, о потере и тем более о своих чувствах.  И эта замороженная реакция семьи мешала нормальной работе горя, переходу к принятию утраты, переживанию потери и наконец, возвращению к жизни.